logo

Японская Чайная Церемония


Крохотная чайная комната Тайан (待庵) на два татами, скромная, по-японски безыскусно и грубовато сделанная  чайная утварь, предельно минимизированный ритуал, наполненный точными и своевременными движениями и – абсолютное внимание к действию, к чаю, к посуде, к гостям, к звучащим поэтическим строкам и к малейшим изменениям в настроении чайного события…  
Так проходили чайные церемонии в последние несколько лет жизни Мастера Сэн-но Рикю (1522–1591) – экибаниста, поэта и философа, «Патриарха» трех современных японских чайных школ - Омотосэнкэ, Урассэнкэ и Мусякодзисэнкэ, принявшего на заре своей зрелости свое первое буддистское имя Соэки (宗易) от священника по имени Дайрин Сото из храма Нансюдзи дзэн-буддистской школы Риндзай и, много позднее, получившего буддистское мирское имя и титул «Рикю Кодзи» (利休居士) на чайном собрании в императорском дворце, организованном его сегуном и другом Тоетоми Хидэёси в честь императора Огимати… Именно Тоетоми Хидэёси, как друг и господин Рикю, открыл ему мирские врата к известности, влиятельности и успеху. И он же закрыл их, приказав, из-за ряда так и не разрешенных между ними разногласий, сделать Рикю сэппуку, которую Рикю совершил в своём доме в усадьбе Дзюракудай в Киото 21 апреля 1591 года. 

На своей последней чайной церемонии, Рикю поразил своих гостей простотой и совершенством проведенного чайного действа, мудростью и традиционной краткостью своей поэзии. Рикю раздал гостям чайную утварь, оставив и разбив лишь одну чашу. Он назвал ее «оскверненной губами неудачи». Рикю посвятил свое последнее стихотворение кинжалу, которым после того, как завершил церемонию и проводил гостей, совершил сэппуку…. Как говорят исторические источники, сегун Тоетоми Хидэёси позднее сожалел о своем поступке, однако, будучи, в духовном смысле, простым смертным, ничего исправить не мог. Рикю был не только его другом и чайным наставником, он был и одним из его политических советников. Призывая с помощью чайной церемонии мир, покой и красоту в человеческую душу, он желал близким своими делами и мыслями свершать то же. Именно этот аспект наставлений Рикю никогда не соответствовал честолюбию и политической амбициозности Тоетоми Хидэёси. 

Позднее, после драматического ухода своего чайного наставника, проигнорировав сделанные ему Рикю при жизни предостережения, Хидэёси развязал войну, которая принесла ему смерть. Сейчас можно предположить, что Рикю как человек высокого предназначения, имел веские основания считать свою жизненную миссию не исполненной до конца. Однако то, что он сделал, объединив чай и дзен, искусство и простоту, дисциплину и естественность, явилось краеугольным камнем, превратившим японскую чайную церемонию в открытый Путь, по которому может идти каждый искренний искатель внутренней истины. 

Квинтэссенция учения Мастера Сэн-но Рикю, записанного позже его учениками и потомками, скорее всего, прозвучала бы так: «Приготовь вкусный чай; положи угли так, чтобы вода закипела; поставь цветы в вазу так, как они растут в поле; летом создай ощущение прохлады, а зимой тепла; делай все вовремя; будь готов к дождю, даже если его нет; будь внимателен и заботлив по отношению к гостям»…. «Если ты сможешь провести чайное действо и сделать все правильно, как я сказал, тогда я стану твоим учеником…» 

Эти простые, на первый взгляд, наставления, несмотря на отсутствие в них сложных концепций или подробных инструкций, для современного духовного искателя могут, поначалу, оказаться невыполнимыми. Современный человек, воспитанный в постоянной динамике движения, приобретения и трат, часто лишен основы, необходимой для осознанности, счастья и присутствия в моменте - покоя. Но именно оттуда, из внутреннего покоя, и произрастают безыскусность, простота и жертвенность, как дух и основа японской чайной церемонии. 

Ваби Саби – умеренность, простота, скромность, отсутствие лишнего в действиях и мыслях - это тот эстетический фундамент, заложив который в дальнейшее развитие чайного пути чадо, Сэн-но Рикю сформулировал и реализовал четыре основных принципа чайной церемонии: гармония, уважение, чистота, покой. 
Гармония – как созвучие и естественное следование путям природы и требованиям совершающегося в настоящий момент действия. 
Уважение – как признание приоритета интересов окружающего мира по сравнению со стремлениями собственного эго, как готовность пожертвовать собственными желаниями ради пробуждения мира и красоты в других. 
Чистота – как активное избегание любых излишеств в действиях и мыслях, стремление обходиться малым и умение приводить это малое к совершенству. 
Покой – как состояние души, из которого и проявляется знание того – что, как именно и в какой момент следует делать, готовясь к церемонии и заваривая чай

Если чайный мастер изучил правила добывания и подготовки воды для чая, умеет грамотно выбрать и срезать цветок для икебаны и эстетично разместить его в подготовленном сосуде, если он знает - как готовить угли и поддерживать в очаге огонь, если он совершенно владеет чайной утварью и техникой приготовления чая в чаше, поддерживает в чистоте и постоянной готовности к приему гостей чайный домик и сад, умеет общаться с любым собеседником должным образом, и не выходить в беседах за рамки самого необходимого для сохранения чайного пространства, если он правильно соотносит чайные предметы с природными сезонами и настроением гостей, если он прост и наблюдателен, и, что самое главное, если он несет в себе красоту и наполненность чая и всей душой желает открыть их гостям, то чайное действие, которое со стороны кажется жестко регламентированным сухим ритуалом, превратится в чудо красоты и лишенного суеты общения, а подаваемые гостям как часть церемонии пища, сладости и чай будут уместными и вкусными. 
В сознании и душах гостей после правильной церемонии останутся равновесие, наполненность, душевное тепло и тонкое знание того, что пребывает выше мирской суеты. 
Таков замысел чайного действия - показать великое в малом, чудесное в простом, душевное в строгом. Не просто быть не только мастером, но и гостем в таком действии. 

В оставленной нам Сэн-но Рикю традиции позы участников, их вопросы, последовательность действий, иерархия гостей и их поведение строго регламентированы. Для того, чтобы заранее расписанные роли не оказались тягостной данью традиции, а задаваемые вопросы - формальной обязанностью, не достаточно в совершенстве уметь их исполнять. В самих ролях и вопросах нет как ничего противоестественного, так и ничего замысловатого. Может показаться, что их недостаточно для свершения чего-то волшебного или, что они слишком просты для этого. И правда - они действительно просты. Можно даже сказать, нарочито просты - их единственное глубинное отличие от повседневных событий и бесед состоит в полном отсутствие суеты и излишеств. Как в мыслях, так в чувствах, словах и движениях. Просто взять чашу. Просто развернуть ее и сделать глоток. Просто передать чашу следующему гостю. Просто выразить благодарность поклоном. Внимание полностью сосредоточено на Мастере, чае, пище, посуде, гостях, моменте. Ничего лишнего... По сути, для полноценного участия в церемонии, гостю со временем предстоит стать таким же Мастером, хотя и мастером второго плана – превратить правила в потребность, очистив свои разум и душу для простых чувств, поэзии и красоты. У искренне практикующего чайный путь в духе Ваби Саби в традиции Сэн-но Рикю, в конце концов, должны сформироваться устойчивые способность и стремление видеть красоту в природе, в мире, в себе и близких, и постоянно, там, где это уместно, совершенствовать ее. Красоту – в широком смысле. Красоту – как умение просто и гармонично быть в «здесь и сейчас»… Это то, на чем основана внешне - предельно строгая, но внутренне – предельно мягкая японская чайная церемония. Мягкая потому, что иначе следовать ей искренне и легко просто невозможно… 

Мастер Сэн-но Рикю похоронен в храме Дайтоку-дзи под своим буддистским именем Фусин-ан Рикю Соэки Кодзи. Рикюки (利休忌) - мероприятия памяти Рикю проводятся ежегодно многими школами чайных церемоний как в Японии, так и за ее пределами. Благодаря труду последователей и потомков Рикю, современная традиция японского чайного Пути активна и притягательна своей красотой, силой и изысканной аскетичностью. В ней одновременно воплощены духовная глубина Дзен, неповторимая харизма Японской культуры и сила дикой изначальной природы, даруемая чайным настоем. И еще – в ней присутствует незримое послание Мастера Сэн-но Рикю, которое приходит к нам из прошлого, которое следует понять и принять без слов, и так же безмолвно передать в будущее….



Корзина пуста